загрузка...
История комнатных растений  |  Как появились комнатные растения?
История комнатных растений

Охотники за растениями

Исследователи, авантюристы и любители, которые в прошлые века, зачастую рискуя жизнью, пробирались в тропические джунгли и саванны, влажные леса Южной Америки и Океании, в горные районы Гималаев и Анд в поисках представителей экзотической флоры, знали очень мало как о самих этих землях и их жителях, так и о собранных растениях.

К тяжелым, часто продолжавшимся долгие годы путешествиям пароходом, на лодке, на муле и пешком добавлялась еще одна почти непреодолимая трудность — доставить собранные растения в целости н сохранности. Капитаны торговых судов вовсе не имели к такому грузу интереса. Деревянные ящики с нежными растениями, которые надо было ежедневно проветривать и поливать пресной водой, считали балластом и во время шторма первыми выбрасывали за борт. Остальное доканчивали крысы и черви. То, что некоторые из этих растений все-таки попадали в порты назначения в Англии, Франции или Голландии, сегодня вызывает удивление и восхищение.

Джон Ливингстон, врач Ост-Индской компании — крупнейшего Общества голландских купцов, по призванию ботаник и коллекционер, писал в 1819 году из китайского города Кантон в Английское садоводческое общество: Из моих наблюдений вытекает, что на одно растение, которое перенесло путь в Англию, приходится тысяча погубленных и потерянных. Цена одного растения, купленного в Кантоне, составляет с упаковкой 6 шиллингов 8 пенсов. А каждое растение, находящееся в настоящее время в Англии, должно стоить неправдоподобную сумму — не менее 300 фунтов.

Самым простым, дешевым и надежным способом доставки экзотических растений — семенами — охотники за растениями XIX века еще не владели. Это кажется невероятным. А в действительности получение растений из неизвестных семян было в те времена таким же трудным делом, как и их транспортировка. Во-первых, большую роль в деятельности охотников за растениями играл случай, нежели календарь созревания семян. Да и как определить нужные семеиа, если не застать цветения? Даже если они и находили семенные коробочки, откуда им было знать, от каких они растении, если именно оии сначала их открывали, а классифицировали значительно позже? Во-вторых, известно, что рачные семена имеют разную всхожесть и их жизнеспособность ограниченна. Кроме того, были трудности и с идентификацией семян как таковых. Однако попытки законсервировать ценный груз иа время длительного морского путешествия все-таки предпринимались. Разрабатывались планы перевозки семян в пчелином воске и в засургученных бутылках. Думали даже перевозить семена в свиной печеии и консервировать с помощью соли и сахара, а также в смеси нашатырного спирта и селитры. Были ли эти задумки когда-нибудь осуществлены и чем они закончились, истории не известно.

Возможности транспортировки растений из дальних стран значительно расширились в 30-е годы XVIII века, когда лондонский врач и естествоиспытатель На-таниэл Уорд сделал эпохальное изобретение, которое в истории ботаники получило название ящик Уорда.

Как произошло открытие этой переносной емкости для цветов, описал Тейлор Уайтл: Уорд сделал следующее наблюдение: гусеницу, которая должна была окуклиться, он поместил, как обычно, на покрытое землей дно стеклянного сосуда. Закрыл сосуд пробкой и забыл о нем Когда ои наконец вспомнил о личинке,то заметил, что из земли вырос маленький папоротник и какой-то листочек. В этой части Лондона, где зелени кот наплакал, такое явление должно было вызвать сенсацию. Но врача заинтересовали обстоятельства роста растений: Я заметил, что водяной пар, поднимающийся в жаркий день от земли, конденсируется на стенках банки и возвращается обратно — таким образом земля постоянно сохраняет одинаковую влажность.

Исходя из положения, что чистая стабильная атмосфера может стать условием сохранения здоровья растений, Уорд спроектировал более объемный ящик по образцу своего инкубатора для гусениц. Этот новый ящик-инкубатор для растений на волне энтузиазма к папоротникам занял достойное место в салонах английского общества. Он не уберег последующих охотников за растениями от опасностей в дерзких экспедициях, но можно с уверенностью сказать, что спас большинство из их ботанических открытий и находок

  • Реклама