загрузка...
Геоботаника  |  Тропики и субтропики
Геоботаника

Геоботаника и охрана природы

Мы попытались во всех предыдущих очерках заинтересовать нашего молодого читателя геоботаникой и надеемся, что эта задача хотя бы частично выполнена и что читатель решил стать геоботаником. А раз это так, то мы должны напомнить ему об его долге — об охране природы. Правда, содействовать охране природы — долг каждого гражданина СССР, но для геоботаника охрана природы приобретает особо важное значение , а самое главное это то, что геоботаник должен особенно хорошо представлять себе все многообразие охраны природы и должен всячески пропагандировать это.

Охрана природы осуществляется двумя путями:

а) в заповедниках и заказниках,

б) повсеместно.

Заповедники — это, как их еще называют, абсолютные резерваты, где полностью исключено хозяйственное использование угодий и разрешены только небольшие меры ухода, например, уборка больных деревьев. В заказниках запрещены только некоторые мероприятия, например, рубка леса или выпас, а посадка леса и сенокошение могут допускаться. Есть заказники с запретом охоты на определенные виды дичи и т. д.

В своем труде Материализм и эмпириокритицизм В. И. Ленин развил марксистское учение о законах природы, действующих независимо от воли и сознания людей, но познав которые человек становится господином природы. Необходимость организации заповедников В , И. Ленин видел ке только в охране природы в них, так как он призывал к охране природы повсеместно, а не только на территории заповедников. Но заповедникам он придавал большое научное значение, как эталонам природы, где возможно изучать ее законы, свободные от влияния человека.

Незнание природных закономерностей приводило иной раз к печальным последствиям. Специалист по вопросам заповедников и охраны природы А. Г. Банников (1968) приводит такие примеры, когда человек, истребляя вредных грызунов на полях, вынудил переселиться в леса мелких хищников, где они стали уничтожать тех полезных животных, которые питаются вредными для леса насекомыми. В результате был нанесен вред лесам. Но этого вреда можно было бы избежать, регулируя численность мелких хищников.

Второй пример: применение в лесах ядохимикатов повлекло за собой неожиданные изменения не только в лесных биогеоценозах, но и на прилегающих к ним полях и даже в реках: замолкли певчие птицы, исчезли полезные звери, в реках погибла вся рыба. Для того, чтобы избежать вредных последствий использования природных богатств, мы должны очень хорошо знать взаимосвязи природных процессов во всех естественных местообитаниях. Только действительно научное познание закономерностей этих процессов позволяет нам управлять природными ресурсами.

Интересный пример можно привести из Кавказского заповедника, занимающего площадь более 250 тыс. га на Северо-Западном Кавказе, За последнее время в этом заповеднике сильно возросла численность копытных: оленей, зубров, косуль и туров. Это отразилось на состоянии многих кустарников и деревьев поставляющих копытным веточный корм, особенно зимой. Например, в местах обитания зубров исчез бересклет и стало заметно меньше ильма и козьей ивы. На многих деревьях стал хорошо заметным горизонт оленя с обстриженными тонкими ветками. Выше этого горизонта олень не достает, даже если он становится на задние ноги. Сильно повреждается подрост деревьев. В связи с этим встает вопрос о необходимости регулировать численность копытных, причем предлагают, например, способствовать увеличению численности медведя и даже временно прекратить истребление волков (Голгофская, 1970).

Приведем примеры некоторых из наиболее интересных геоботанических исследований, ведущихся в заповедниках СССР.

В Кавказском заповеднике более половины площади занимают леса. Отсутствие нарушающего влияния человека дало возможность изучить процессы формирования лесных сообществ на делювиальных шлейфах, моренных отложениях, каменных россыпях, обрывах. Вне заповедника эти процессы детально изучить обыкновенно не удается, так как из-за разнообразных воздействий человека мы вне заповедника видим, в лучшем случае лишь их обрывки. В Кавказском заповеднике по К. Ю. Голгофской (1968), например, на делювиальных шлейфах и плащах после сравнительно кратковременных травянистых стаций начинается зарастание субстрата лещиной, буком, кленами, ивами, березой, черемухой, причем все эти породы образуют криво-лесья . Но затем происходит смена этих криволесий лесами: сначала широколиственными из нескольких пород, а затем буковыми, буково-пихтовыми или елово-пихтовыми,

Полон неповторимой красоты Закатальский заповедник, расположенный на южном макросклоне Главного Кавказского хребта в Азербайджанской ССР. Крутые горные склоны упираются внизу в наклонную возвышенную равнину, где находится город Закаталы, весь утопающий в садах, так же как и окрестные села. Крутые склоны гор покрыты в своих нижних частях дубов о- и буково-грабовыми лесами, а выше — буковыми. Еще выше располагается нижний субальпийский пояс с парковыми. дубравами из восточного дуба, березовыми криволесьями, высоко-травьями и субальпийскими лугами, а еще выше — верхнесубальпийский, альпийский и субнивальный пояса.

загрузка...

Большой интерес представляют заросли кавказского рододендрона, имеющие здесь восточный предел своего распространения на южном макросклоне Главного хребта. Заросли эти встречаются небольшими разрозненными пятнами на крутых северных мезосклонах субальпийского пояса. Обследовавший их В. Д. Гаджиев (1956) насчитал здесь 14 таких местонахождений, причем большинство их находится в пределах территории заповедника, что обеспечивает их хорошую сохранность.

Гаджиев, посещавший заповедник в течение 4 лет подряд (1952—1955), полагает, что площади рододендронников здесь постепенно расширяются. Это, по его мнению, вызвано тем, что в условиях заповедания снежный покров в высокогорьях более значительный, чем на выпасаемых участках. А мощный и устойчивый снежный покров является необходимым условием для хорошей сохранности рододендрона в зимнее время.

На территории Закатальского заповедника в лесах встречаются такие преимущественно западнокавказские (колхидские) растения, как каштан съедобный, азалия или желтый рододендрон, черника кавказская, плющ колхидский, но в то же время встречаются и некоторые представители гирканской (талышской) флоры, как, например, плющ Пастухова. Это делает заповедник очень интересным не только для геоботаника, но и для флориста. Большой интерес представляет нахождение в лесах заповедника грецкого ореха, который по мнению одних является одичавшим остатком древних садов, а по мнению других — диким. На территории заповедника находятся и крайние восточные на закавказском склоне Главного хребта местонахождения сосны (Pinus sosnowskyi).

Заповедник Столбы находится в Сибири, на правом берегу Енисея близ г. Красноярска. Свое название заповедник получил по живописной группе громадных сиенитовых скал весьма причудливой формы. Отдельные скалы напоминают фигуры людей, за что им дали названия: Дед, Баба, Монгол и др. Преобладает лесная растительность, но есть и степные участки. Детальные геоботанические исследования в Столбах проводила, например, Т. Н. Буторина (1963), изучая константность видов кустарников и трав в разных лесных ассоциациях и на степи. Ею сделаны интересные выводы, к которым привело сравнение кон-стантности каждого вида в 15 ассоциациях. На основании такого сравнения все виды кустарничков и трав этих ассоциаций сгруппированы в экоценотические типы.

На Дальнем Востоке в Приморском крае, недалеко от города Уссурийска мне пришлось руководить изучением лесных микроассоциаций на территории Супутинского заповедника. Мы изучали константность видов в микроассоциациях, делали съемку их расположения на участках, изучали подстилку, возобновление древесных пород и т. д. Результаты опубликованы в работе И. Т. Ивановой, П. Д. Ярошенко и К. П. Берстюковой (1963). Нужно отметить большую выдержку и мужество И. Т. Ивановой, которая часто одна проводила целые часы на лесных участках, причем рядом виднелись совершенно свежие, величиной с тарелку, следы тигра.

Н. М. Глазов (1968), использовав архивные материалы и данные собственных исследований, изучил изменения состава и структуры участка девственного широколиственно-кедрового леса в Супутинском заповеднике за последние 60 лет. Автор пришел к выводу, что за период 1909—1968 гг. лес этот развивался без смены пород, а наличие крупномерного валежа и толстомерных (более 120 см в диаметре) деревьев кедра показывает, что эта площадь (около 50 га) была под кедровниками и в более далеком прошлом.

В Карпатах в 1964 г. организованы заповедник Черногора и буковый заповедник Уголька с филиалами. В них проводятся интенсивные геоботанические исследования. Мы упомянем здесь лишь об одном из них, носящем не только геоботанический, но и флористический характер, это о находке на крутых, труднодоступных известняковых скалах Угольского заповедника зарослей казацкого можжевельника (Juniperus sabina L.), ранее в советских Карпатах не известного и представляющего вид ксеро-фильной лесостепной экологии. Вместе с ним найдены и некоторые травянистые ксерофиты (Стойко, 1966). Кстати отметим, что, исследуя дубовые леса советских Карпат, С. М. Стойко (1969) отмечает в Закарпатье, кроме наиболее распространенных черешчатрго и скального дубов, также дуб пушистый (Quercus pubescens Willd.), дуб бургундский (Q. cerris), дуб Далешампе (Q. dalechampii) и дуб многоплодный (Q- polycarpa), из которых два последних Рида обнаружены в самое последнее время,

Необходима особенно тщательная охрана четырех последних видов дуба.

Едва ли не самыми интересными исследованиями в степных заповедниках, как Аскания Нова, Стрелецкая степь, Михайловская целина и др., являются наблюдения над изменениями степной растительности после полного заповедания ее, т. е. прекращения выпаса и сенокошения, Критически рассматривая данные многих исследователей, начиная с И. К, Пачоского и кончая собственными, А. М- Семенова-Тян-Шанская (1966) приходит к следующим выводам:

а. На абсолютно заповедных участках степи большую часть надземной массы всегда составляет ветошь, т. е. мертвые остатки, тогда как на эксплуатируемых участках, наоборот, зеленой массы в разгар вегетации оказывается больше, чем мертвых остатков,

б . Основную часть зеленой массы на заповедных участках составляют не ковыли и типчак, а корневищевые и рыхл оку ст о- вые злаки, как виды костров (Bromus inernlis Leyss., В. ripa- rius Rehm.), вейник (Calamagrostis epigeios), и др.

Эти данные как будто подтверждают мнение И. К. ПачоскоГо о том, что при абсолютном заповедании растительность степи вырождается, каковой процесс, однако, исключался ранее благодаря выпасу диких животных.

Г. И. Дохман (1956) отмечает, что на абсолютно заповедных участках Стрелецкой и Казацкой степей стадия господства корневищных злаков впоследствии кончалась их массовой гибелью и усилением ковыля. Этому процессу способствовали мышевидные грызуны, уничтожавшие часть накопившейся ветоши в связи с недостатком корма в засушливый год, а вместе с ветошью и часть корневищ злаков, причем под снегом были обнаружены скопления снопиков, запасенных грызунами. Отсюда Дохман делает правильный вывод о том, что на первобытной степи не только выпас диких копытных, но и деятельность грызунов поддерживала нормальное состояние степной растительности.

В. И. Ленин придавал огромное значение охране природы и рациональному использованию ее богатств. Через полгода после Великой Октябрьской революции, в мае 1918 г. В. И. Лениным и Я. М. Свердловым был подписан декрет об охране лесов и содействии их возобновлению; в 1919 г. в самый разгар гражданской войны Владимир Ильич подписал декрет об организации Астраханского заповедника, а в 1921 г. был организован Байкальский заповедник и затем подписан декрет о восстановлении и охране лесов Крыма.

В. И. Ленин считал очень важным повседневное и повсеместное заботливое отношение к природе. Наряду с охраной лесов и созданием заповедников, в 1921 г. был также издан общий декрет об охране памятников природы, садов и парков. В декрете было указано о необходимости рационального и заботливо го использования природных богатств растительного и животного мира. Руководство возлагалось на Главнауку и Комитет по охране природы.

Новой формой повседневной и повсеместной охраны природы является организация природных парков, имеющих в отличие от заповедников широкий доступ для отдыха и массового туризма, но в которых тем не менее природа тщательно охраняется. Повседневная охрана природы должна стать необходимостью, привычкой для каждого советского человека. Сюда относится и оберегание городских насаждений, и борьба с массовым уничтожением красиво цветущих растений, и заботливое отношение к птицам, и многое другое.

Очень важным разделом повседневной охраны природы является бережное отношение к сенокосам и пастбищам с ведением на них не бессистемного использования, а такого, которое обеспечивало бы не только их сохранность, но и постоянное, из года в год улучшение.

В последнее время все большее значение придается также охране пейзажа, т. е. сохранению тех черт природных ландшафтов, которые вызывают эстетическое удовлетворение и, что особенно важно, воспитывают в детях и молодежи потребность любоваться красотами природы. Воспитывая эту потребность, мы оградим природу от неразумного отношения к ней.

Под охраной пейзажа не нужно обязательно понимать сохранение его в диком, некультурном виде, хотя в ряде случаев имеется в виду именно это. Но есть примеры, когда человек создает новые пейзажи, которые могут поспорить по красоте с дикими. Пейзажи Колхиды изменены коренным образом: на месте диких лесов и болот здесь раскинулись огромные массивы чайных плантаций и цитрусовых садов, в лощинах зеленеют заросли культурного бамбука, а по гребням холмов темнеют защитные полосы криптомерии. Эти пейзажи целиком дело рук человека, но и они требуют охраны. Нас покоробило бы, если бы мы увидели среди чайной плантации свалку консервных банок, бумажек и окурков! Своеобразную прелесть имеют хлопковые поля Средней Азии и Азербайджана, особенно когда коробочки хлопчатника раскрываются и обнажается белая как снег вата. А сколько прелести в наших хлебных полях, многократно воспевавшихся поэтами!

Желательность охраны пейзажа должна всегда учитываться и в городах. Так, если среди города сохранилась группа больших деревьев, образующих, как бы маленький сад, в котором летом поют соловьи и благоухает липовый цвет, то нужно приложить все усилия к тому, чтобы уберечь этот уголок от вырубки. Но это не дело геоботаника,— возразит нам иной читатель. Нет, дело геоботаника! — ответим мы, потому что геоботаник — это страстный любитель природы и он не может спокойно смотреть на ее разрушение,

Хотелось бы упомянуть еще об одном, непосредственно относящемся к геоботаник е- У нас издается много различных карт растительности или геоботанических карт. Следует, чтобы на них обозначались бы те районы или микрорайоны, которые требуют особых мер по охране природы и в первую очередь — по охране растительности и почв, что будет содействовать расширению этих мероприятий. Можно наносить на карту места, где рекомендуются те или иные определенные мероприятия. Это делают, например, на картах сенокосов и пастбищ, а также на лесных картах.

  • Реклама