загрузка...
Геоботаника  |  Геоботаники в клубе путешественников
Геоботаника

По южному сахалину

В сентябре 1954 года мне довелось побывать на острове Сахалине—этой жемчужине советского Дальнего Востока, Помимо богатства полезными ископаемыми: углем, нефтью и рудами, помимо изобилия леса и рыбы, Сахалин замечателен своеобразием растительности, в которой удивительным образом сочетаются север и юг и где приспособленный к жизни на далеком севере и высоко в горах кедровый стланик образует густые заросли рядом с такими же непроходимыми чащами субтропического бамбука-

Свои экскурсии по южному Сахалину я начал в окрестностях города Долинска совместно с профессором А. И. Толмачевым. Мы посетили неширокую речную долину, гористые борта которой покрыты лесом из сахалинской пихты и ели с примесью каменной берез ы- На прогалинах густые заросли высокотравья, до 2—2,5 м высотою, перемежаются с такими же высокими и густыми чащами дикого бамбука из рода Sasa. Бамбук имеет ползучие корневища, густая сетка которых пронизывает почву до глубины 30 и более см .

Заросли дикого бамбука встречаются в Советском Союзе только на юге Сахалина и на южных Курильских островах. Они приурочены к богатым перегноем, темноокрашенным, плодородным почвам. Еще более плодородные и темные, почти черные почвы заселяет высокотравие. Как бамбук, так и особенно высокогравие, требуют значительной почвенной влажности. Наш дикий бамбук может быть отнесен к растениям снежных субтропиков. Южный Сахалин и Южные Курилы по своим климатическим условиям представляют полную противоположность Араратской долине в Армянской ССР, т. е. той местности, которую А. А. Гроссгейм назвал районом летних субтропиков- В то время как летние субтропики (представленные также в некоторых горных районах Средней Азии) характеризуются малоснежной и достаточно суровой зимой, но зато очень длинным, весьма теплым и солнечным периодом вегетации, снежные субтропики отличаются многоснежной и сравнительно мягкой зимой, но зато коротким и мало солнечным вегетационным периодом. Поэтому в районах снежных субтропиков сумма температур вегетационного периода бывает далеко не достаточной для выращивания таких культур, как чайный куст и цитрусовые. Но такие нехолодостойкие растения, как курильский бамбук, скиммия, виды падуба, а из трав прежде всего некоторые субтропические папоротники, например плагиогирия, оказываются приспособленными именно для условий снежных субтропиков.

Режим снежных субтропиков отражается и на поведении некоторых культурных растений. Так, на юге Сахалина и Южных Курилах обыкновении случаи перезимовки в грунту картофеля. В совхозе Маяк (о. Итуруп) мы в 1956 году видели капустное поле, на котором три года назад выращивала картофель. В течение всех трех лет картофель держится на капустном поле как сорняк, отрастая от клубней, перезимовывающих в почве благодаря защите ее от промерзания снежным покровом.

Строгая приуроченность зарослей бамбука у нас к районам снежных субтропиков имеет следствием полное отсутствие этих зарослей в Приморском и Хабаровском краях, а также в Амурской области. Во всех этих районах режим снежных субтропиков отсутствует частью из-за недостаточной смежности зим, частью из-за их суровости.

К какому типу растительности следует причислять наши заросли дикого бамбука? До некоторой степени по своей структуре бамбучники приближаются к зарослям тростника (Phrag-mites). И те и другие образованы крупными корневищными злаками и представляют густые высокорослые группировки, обыкновенно лишь со сравнительно небольшой примесью других видов растени й- Что касается бамбучников, то они имеют ту особенность, что бамбук является растением деревянистым, будучи своего рода типом деревянистой травы. Поэтому правильнее относить бамбучники к особому типу растительности. Тем не менее экологически наши дальневосточные бамбучники в известной мере близки к лугам и прежде всего к лугам из вей-ника Лангсдорфа, с которыми они образуют нередко различные смешанные группировки в виде целой гаммы сообществ, промежуточных между бамбучниками и лугами.

На побережье Охотского моря есть речные террасы, покрытые лесами из курильской лиственницы и Таушевой березы-Почва своеобразная, оранжевой окраски. На прогалинах и опушках — вездесущее высокотравие. В его составе медвежья дудка (Angelica ursina (Rupr) Rgl. et Schmalh.), шеломайник (Filipen-dulakamtschatica (Pall.) Maxim.), дланевидный крестовник, сахалинская гречиха и другие крупные, широколиственные травы.

Высоченные прямые стебли ((Медвежьей дудки, диаметром до 10 и даже более сантиметров увенчиваются наверху поникшими под тяжестью созревающих плодов зонтиками, наподобие шатра или беседки.

Имеются дубовые леса из курчавого дуба, который в СССР растет только на Южном Сахалине, Южных Курилах и изредка на крайнем юге Приморского края. Почвы под дубняками с большим содержанием песка, но такие же оранжевые, как и под лесами из лиственницы курильской и березы Тауша.

Ближе к Охотскому морю дубняки уступают место негустым, большей частью низкорослым лесам из ели, курильской лиственницы, березы, единично порослевого дуба и других пород. Во втором ярусе — куртины кедрового стланика (P. pvmila (Pall.) Rgl), стволы которого в нижней части стелются по земле, а потом приподнимаются, изгибаясь словно подсвечники. Встречается и шиповник с громадными темно-розовыми цветами и красными, вздутыми, как бочонки, плодами. Это так называемая роза морщинистая (ругоза). Местами седые ковры кустистых лишайников, местами низкие заросли вечнозеленых кустарничков с темно-зеленой, блестящей кожистой листвой: это шикша (Empetrum), брусника и мелкие можжевельники.

загрузка...

Причудливо изогнутые или вытянутые, как флаги, по направлению ветра кроны ели и лиственницы, густые лишайниковые ковры, кедровый стланик и заросли мелких кустарников — все это создает картину не то высокогорной, не то полярной границы леса, а между тем мы находимся почти на уровне моря, а по широте южнее Киева и только чуть севернее Одессы. Слабый рост леса, ветровые формы деревьев, обилие высокогорных и северных растений, все это результат холодных ветров с Охотского моря. Оно уже виднелось вдали и пенилось, сердито плеская своими свинЦово-серыми волнами о песчаный берег.

В областной центр Сахалина, город Южно-Сахалинск, я заезжал несколько раз. Значительная часть города благоустроена. На окраинах прекрасные парки с обилием хвойных деревьев, что-то вроде Сухуми или Адлера, но моря в непосредственной близости нет.

Нам предстояло еще сделать экскурсию на гору Чехова, находящуюся недалеко от Южно-Сахалинска и названную в память пребывания на Сахалине А, П , Чехова- Мое путешествие на гору Чехова состоялось 22 сентября. От центра города до подножья горного хребта, главной вершиной которого и является гора Чехова, нужно было идти часа полтора, причем последние два километра мы шли по предгорной долине небольшой речки. Здесь растет много ив, ольхи, высокотравья, Вскоре появились ель и пихта. С дальнейшим подъемом в горы начался пояс ка-менно-березняков с елью, пихтой, рябиной и зарослями бамбука. Светлая зелень берез, строгие, почти черные кроны елей и огненно-пурпуровая, уже дышащая осенью листва рябины создают живописные контрасты. Кажется, что находишься в парке, созданном искусными садоводами-декораторами.

С высоты 750—800 м над уровнем моря начинается переход к следующему горному поясу: появляется сначала небольшими группами кедровый стланик, тот самый, что растет близ берега Охотского моря. Одновременно появляется и довольно много брусники. Еще выше начинаются обширные и густые заросли кедрового стланика, местами с редкостойным верхним ярусом из каменной березы. На прогалинах много черники, а местами заросли бамбука, который на этих высотах растет даже лучше, чем внизу. Очевидно, это зависит от большой мощности и устойчивое™ снегового покрова зимою. Прижатые к земле стволы кедрового стланика достигают здесь 40 см в диаметре. Еще выше, ближе к вершине горы Чехова, кедровый стланик сдает в росте иг наконец, становится совсем низкорослым и угнетенным. Отсюда начинается самый верхний пояс, называемый гольцами. Здесь каменные россыпи, кладбища кедрового стланика, т. е. целые участки его зарослей, погибших на корню, с совершенно сухими и побелевшими, прижатыми к камням и клочкам почвы стволами. Также попадаются куртинки шикши, мелкой спиреи и карликовой каменной березы. Местами довольно много брусники.

На юго-западе, в окрестностях Невельска, находится ущелье, которое мы прозвали тисовым, потому что там растет довольно много тиса (Taxus cuspidata Sicbet Zucc). Его ярко-красные ягоды красиво выделялись на темной, оливково-зеленой хвое. В этих лесах, в противоположность лесам близ Долинска и Южно-Сахалинска, пихта и ель занимают подчиненное положение, преобладают же разнообразные лиственные деревья. Здесь был калопанакс, или диморфант (Kalopanax septemlobum (Thunb,) Koidz.) с его колючими стволами ги лопастными листьями, похожими на листья клещевины, была и рябина с обильными красными плодами в щитках, и курчавый дуб, и сахалинский бархат (Pheilodendron sachalinense (F. Schmidt) Sarg.) и небольшое деревцо— ар алия, близкий родич чертова дерева Приморского края, принадлежащий, как и оно, к семейству аралиевых. К этому семейству относятся также калопанакс, европейский плющ и знаменитый женьшень, растущий дико в лесах Приморского края, но отсутствующий в лесах Сахалина.

Из этого же семейства в тисовом ущелье встречался нам кустарник, называемый диким перцем, или разноплодником, а по-латински — элеутерококком (Eleutheitocaocus senticosus (Rupr. et Maxim.) Maxim). Его тонкие стволики одеты, особенно в нижней части, густыми, довольно мягкими, но очень колючими и длинными светло-бурыми шипами. Растение это оказалось очень ценным лекарственным, заменителем женьшеня.

Здесь было много и других кустарников: гортензия, или гидрангея, с эффектными щитками белых, чуть зеленоватых цветов, бересклет, бузина й другие. Были и мелкие вечнозеленые кустарники; падуб и скиммия, оба с красными ягодами. Встречались и лианы: лазящая по стволам деревьев гортензия и вьющиеся — актинидия и лимонник.

В окрестностях Невельска мы ходили еще на один очень интересный склон, где растут три вида калины: два с красными плодами и один—с черными. Там же мы встретили дикий виноград Кемпфера с густо-бархатистой нижней стороной листьев. Были там густые заросли особого вида бамбука из того же рода (Sasa Makino et Shibata), но с более крупной листвою. Здесь, на крайнем юго-заладе острова, растительность была еще более богатой и разнообразной, чувствовалось не холодное, а теплое дыхание Японского моря — полная противоположность тому, что я видел на восточном, охотском побережье Сахалина.

Перекинемся теперь в район, приближающийся к сухим субтропикам, в Мегринский район, на крайнем юге Армянской ССР.

  • Реклама