загрузка...
Геоботаника  |  Геоботаника и луговодство
Геоботаника

Воспоминания старого геоботаника

Когда человеку стукнет за шестьдесят, он начинает с особенной остротой вспоминать все подробности своего детства и ранней молодости. (Но я имею в виду рассказать кое-что только из геоботанических воспоминаний. Все они берут начало с Закавказья, где я родился и учился.

Когда я был студентом первого курса, то А. А. Гроссгейм обратил внимание на повышенный интерес к ботанике у меня и у моего приятеля А. А. Колаковского. Он предложил нам собрать летом гербарий и в течение следующей зимы определять его. Я собрал гербарий в окрестностях Кировакана (тогда он назывался Караклис). Больше всего я экскурсировал на горном массиве Ганцласар, покрытом красочными субальпийскими лугами. Название Ганцласар в переводе с армянского означает гора анемонов. В начале июня там на субальпийских лугах многие участки выделяются еще издали своим белым цветом. Это сплошные моря цветов нарциссоцветного анемона, кавказская раса которого выделяется в особый вид, названный еще Линнеем Anemone fasciculata L., что означает анемон пучковатый. Это название дано за его многоцветковые зонтики, производящие впечатление целых пучков прекрасных белых с розоватыми жилками цветков, имеющих нежный запах. К середине июня анемоны начинают отцветать, но появляются другие замечательные цветы: розовая буквица (В. grandiflora L.), огненно-оранжевый девясил восточный (Inula orientalis Lam.), золотистая купальница (Trollfus patulus Salisb.), голубая альпийская незабудка (Myoso-tis alpestris Schmidt) и многие другие. Спокойная и строгая обстановка гербария Тифлисского ботанического сада располагала к занятиям с собранными растениями, Вдоль стен шкафы с пачками кавказского гербария. Нам разрешалось сравнивать определенные нами растения с точно определенными образцами. Здесь же находилась необходимая литература.

Мы определяли по таблицам Я. С. Медведева в его книге Растительность Кавказа, а изредка обращались и к многотомному труду Флора Востока Э. Буассье на латинском языке, так что читали мы его с большим трудом. Это был 1925 год; Флора Кавказа А. А. Гроссгейма и Флора СССР тогда еще не были изданы.

Выше массив Ганцласара переходит в подножье горы Маймех, вершина которой — самая высокая в этих местах — имеет высоту более 3000 м над уровнем моря. Альпийская растительность начинается уже с подножья. Она представляет резкий контраст с субальпийскими лугами Ганцласара. Там трава по пояс, здесь же это низкорослые альпийские ковры, правда, с довольно крупными, яркими цветками. Особенно много на них фиолетово-голубых колокольчиков (Campanula tridentata Schreb.), листья которых имеют на концах три крохотных зубчика.

Гора Маймех почти правильно конусовидная с остатками кратера на вершин е- Это, а также древнеизверженный характер горных пород говорят о том, что когда-то очень давно Маймех быт вулканом.

В противоположную сторону, ниже плато Ганцласара, склон довольно крутые и изрезанные продольными лощинами; здесь у верхней опушки буковых лесов густые заросли высокотравья до 2,5—3 м высотой: гигантские акониты, дельфиниумы, борщевик, похожее на девясил сложноцветное — телекия, папоротник— и все это гигантских размеров. Злаков очень мало: из них гигантская овсяница, мятлик грузинский, ежа. Последняя хотя относится к тому же самому виду, что и ежа лугов, но здесь, в высокотравьях, имеет гигантские размеры стеблей. Даже манжетка, растущая в тени этих высоких зарослей, достигает полуметра в высоту и имеет соответственно очень крупные листья.

Весною широколиственные травы здесь едва подрастали, а злаки пышно кустились, так что общее впечатление было таким, будто мы находимся на лугу с преобладанием злаков. Напрашивается мысль, что в более сухие годы развитие широколиственных трав может еще более задерживаться и тогда подготовляются условия для смены высокотравья лугом со значительным участием злаков и менее высоким травостоем.

Чем объяснить, что в высокотравьях рост трав столь высокий? Один из ботаников высказал мысль, что этому способствует радиоактивность воды, образующейся при таянии больших масс горного снега, скопляющегося в лощинах, к которым как раз и бывают приурочены эти заросли.

Работа в пустынях восточного Закавказья имела свою прелесть, К прелестям нужно отнести своеобразную растительность со значительным участием галофитов, объединяемых названием солянки; своеобразны и ландшафты этих мест, их оригинальные пейзажи беспредельных равнин, в центральных частях почти безводных, а по рекам Куре и Араксу окаймленных тугайными (поименными) лесами и садами. При путешествиях по таким рав-нинам в теплую погоду, на горизонте иногда появляются миражи в виде главным образом озера, обрамленного деревьями. Деревья настоящие, растущие по реке где-то очень далеко, но озеро — кажущееся. Иллюзия озера возникает от того, что в условиях равнины с перегретым воздухом полоса деревьев кажется приподнятой, а полоска неба непосредственно над горизонтом кажется озером, обрамленным деревьями.

загрузка...

Многие солянки, в особенности однолетние, будучи тронуты холодом, а иногда поздно осенью и небольшими заморозками, приобретают яркую окраску: пурпуровую, оранжевую и лиловую. На фоне злостных солончаков со снежно-белой (от избытка солей) поверхностью грунта, яркоокрашенные группы солянок кажутся волшебными. Упомяну еще о грязевых вулканчиках на Ширвани, где геоботанику предоставляется возможность изучать постепенные стадии зарастания вытекшей и подсохшей грязи, а также о песчаных барханах, где можно изучать смены растительности при их закреплении. О сменах растительности на Большом Мильском солончаке см. выше в главе Смены фито-ценозов .

  • Реклама