загрузка...
Геоботаника  |  Эксперимент в природе
Геоботаника

Континуум и дискретность. Типы растительности и переходы между ними

Вспомните солнечный спектр или радугу. Там отчетливо видны семь цветов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Если вглядеться повнимательнее , то нетрудно заметить, что между этими цветами нет резких границ, что они очень постепенно, плавно переходят друг в друга. Однако в центральных частях полосы каждого цвета этот цвет резко отличен от центральной части соседней полосы. Например, между голубой и синей полосами переходы очень постепенны, но тем не менее в центральных частях голубой и синей полосы эти два цвета различаются резко.

Также и в музыкальной гамме имеются семь звуков: до, ре, ми, фа, соль, ля, си, которые резко различны между собой, но вместе с тем между ними есть и переходы в виде диезов и бемолей.

Таким образом, существование постепенных переходов между явлениями нисколько не умаляет особенностей самих явлений. Между холодным и горячим могут быть самые плавные переходы, которые мы называем теплыми, но тем не менее от этого холодное не перестает быть холодным, а горячее — горячим.

Геоботанику очень часто приходится встречаться с трудностью разграничения фитоценозов, располагающихся по соседству друг с другом. Между ними могут быть самые постепенные переходы, но в центральных частях своих участков они могут отчетливо различаться между собою, так что мы без труда относим их к разным типам фитоценозов, т. е. к разным ассоциациям. Однако бывает и так, что и в центральных частях своих участков фитоценозы не очень резко отличаются друг от друга, хотя, поскольку мы называем их разными фитоценозами, а не одним фитоценозом, то мы уже этим самым принимаем существование между ними различий, хотя бы и не больших. Поэтому, говоря о так называемом континууме растительности, т. е. о постепенных переходах между сообществами, или, другими словами, о непрерывности растительного покрова, мы этим самым подразумеваем и его противоположную черту, т. е. дискретность или прерывистость. В самом деле, когда мы отмечаем существование постепенных переходов между фитоценозами, то, хотим мы этого или нет, мы признаем различные фитоценозы, так как иначе отмечаемые нами постепенные переходы повисли бы в воздухе, им не к чему было бы переходить.

Геоботанику приходится считаться с тем, что в растительном покрове всегда и в любом месте есть и черты непрерывности, т. е. континуума, и черты прерывистости, т. е. дискретности. Другими словами, континуум и дискретность представляют не что иное, как противоположности, всегда находящиеся в единстве.

Самыми крупными единицами, применяемыми при классификации или систематике или, что то же самое, при таксономии растительных сообществ, принимают чаще всего типы растительности. В умеренных климатах различают обыкновенно такие типы растительности: леса, луга, степи, пустоши, болотная расти-тельность , водная растительность. В более южных районах Советского Союза прибавляется еще пустынный тип растительности, а на Крайнем Севере—кустарничковая тундра и лишайниковая тундра. Различают еще высокотравный тип растительности, альпийские ковры, так называемую горноксерофильную, или фрипаноидную, растительность, скальную растительность, растительность каменных россыпей и осыпей. Таковы типы растительности нашей страны. В тропиках прибавляются еще саванны, мангровые и некоторые другие типы растительности. Мы не упомянули еще о сорной растительности и о различных типах культурной растительности. Каждый тип растительности подразделяют обычно на классы формаций, эти последние—на формации, далее на группы ассоциаций и наконец на ассоциации, а последние на варианты ассоциаций, иногда называемые также субассоциациями или социациями. Эти самые мелкие единицы не следует путать с микроассоциациями, потому что, например, на любом участке какого-либо варианта ассоциации бывает выражена в той или иной степени мозаичность, а значит, будут и различные микроассоциации. Другими словами, микроассоциация—это уже единица совсем особого родаг которую нельзя путать с субассоциацией или вариантом ассоциации, или социацией, хотя иногда такую путаницу и допускают. Микроассоциация — продукт топографического подразделения ассоциации, а вариант или субассоциация или соцмация — продукт таксономического подразделения ассоциации. Участок варианта ассоциации может занимать и довольно маленькую и довольно большую площадь, но пятно микроассоциации всегда занимает маленькую площадь, правда в лесах несколько большую, чем на лугу или на степи,

Но мы слишком уклонились в сторону. От самых мелких единиц нам придется вернуться к самым крупным — к типам растительности, но мы не случайно затронули здесь и самые мелкие единицы, так как они в сильной степени иллюстрируют континуум и 8 то же время дискретность растительного покрова.

Типы растительности очень хорошо различает даже и не ботаник, но тем не менее между ними всегда бывают выражены постепенные переходы. Рассмотрим некоторые из таких переходов.

загрузка...

Переходы от леса к лугу и от леса к степи имеют характер редколесий, где деревья разбросаны поодиночке или небольшими группами, а под ними бывают развиты заросли кустарников. В эти заросли по прогалинам проникают луговые или же степные растения, Очень распространены переходы от лесов к болотам. Это в различной степени заболоченные леса и заболоченные редколесья. Последние занимают особенно большие площади в Сибири и в Амурской области Дальнего Востока, где они известны под названием марей, причем особенно характерны лиственничные мари. Это редколесья, главным образом из даурской лиственницы, под которыми развивается болотная растительность из осок и мхов, в том числе сфагновых.

Постепенные, очень плавные переходы имеются между луговым и степным типами растительности, Недаром прижились среди геоботаников такие термины, как луговая степь и остеп-ненный луг, а иногда и олуговевшая степь. Вообще наиболее распространены такие определения луга и степи, что луг — это сообщество травянистых многолетних мезофитов, а степь — ксерофитов, но эти определения действительны только для наиболее, как говорят, типичных луговых и степных сообществ, но отнюдь не для всех. Например; при различении луговой степи от остепненного луга принимают во внимание степень обилия в них плотнокустовых ксерофильных злаков, таких, как ковыли, типчак, тонконог или келерия стройная и некоторые другие. Если, наряду с обилием луговых мезофитов, или точнее ксеромезо-фитов, в сообществе большую роль играют плотнокустовые ксерофильные злаки, то это будет луговая степь, а если роль этих злаков второстепенная или совсем незначительная, то перед нами будет остепненный луг.

При этом затруднение возникает уже в том, что между преобладанием и второстепенной ролью могут быть самые постепенные переходы. А кроме того, образно выражаясь, природа создала еще другую трудность, могущую, завести в тупик формалиста. Дело в том, что существуют достаточно ксерофильные злаки, но не плогнокусговые, а переходные между плотнокустовыми и рыхлокустовыми или даже корневищными, Это, например, узколистный мятлик, полевица Сырейщикова, костер прямой, или береговой, и другие. Вот почему геоботаники еще и до сих пор ведут дискуссию насчет, например, Стрелецкой степи в заповеднике под Курском: относить ли ее к луговой степи или к остепненному лугу. По-видимому, там есть и то и другое, а кроме того и третье, т. е. постепенные переходы между луговой степью и остепневным лугом, образующие континуум между ними. Такие переходы будут пугать лишь ученого-формалиста, а для ученого-диалектика они, наоборот, полны интереса.

Переходы между типами растительности выражаются, конечно, через переходные конкретные сообщества, изучая которые мы относим их к определенным ассоциациям, формациям и т. д., а также можем исследовать их мозаичность, изучая и микрофитоценозы, особенности мозаики которых особенно хорошо должны подтверждать существование переходов.

Единство противоположностей — континуума и дискретности— не следует понимать так, что они всегда проявляют себя в равной мере. Иногда более заметным бывает континуум, иногда дискретность, но всегда эти два качества бывают налицо.

Следует также иметь в виду, что континуум и дискретность проявляются в растительном покрове не только в пространстве, но и во времени: в сезонных изменениях, в разногодичных колебаниях или флюктуациях и в разного рода сменах растительных сообществ, которые могут быть или более постепенными (преобладание континуума) или более резкими (преобладание дискретности) или такими, в которых непрерывность и прерывистость выражены более или менее одинаково. Для исследователя здесь открывается широкое поле изучать смены сообществ именно под этим углом зрения и выяснять причины их постепенности или резкости,

Читателям было бы интересно проанализировать в этом отношении и те смены фитоценозов, которые описаны выше, в предыдущих главах этой книжки.

  • Реклама